пятница, 6 января 2012 г.

Governmentality

Не особенно вдаваясь, перевел как "госуправляемость"

Wikipedia
Governmentality is a concept first developed by the French philosopher Michel Foucault in the later years of his life, roughly between 1977 and his death in 1984, particularly in his lectures at the Collège de France during this time. The concept has been elaborated further from an "Anglo-Neo Foucauldian" perspective in the social sciences, especially by authors such as Peter Miller, Nikolas Rose and Mitchell Dean. Governmentality can be understood as:
the way governments try to produce the citizen best suited to fulfill those governments' policies,
the organized practices (mentalities, rationalities, and techniques) through which subjects are governed.

Governmentality may also be understood as:
the "art of government"
the "how" of governing, that is, the calculated means of directing how we behave and act.
"governmental rationality"
"a 'guideline' for the analysis that Michel Foucault offers by way of historical reconstructions embracing a period starting from Ancient Greece right through to modern neo-liberalism"
"The Techniques and strategies by which a society is rendered governable"

Шмитт и концепция политического: либерализм – система деполитизированных концептов

Jodi Dean blog


Если грубо классифицировать поле современной политической мысли, то может можно в пределе разделить мыслителей на тех, кто озабочен появлением всех разновидностей новых форм политики и политических опасностей, и тех, кто видит современное государство в терминах постполитики и деполитизации.

К первой группе можно отнести Фуко и Делеза, а также - почему бы и нет? - всех феминистов, мультикультуралистов и защитников окружающей среды. Что их здесь объединяет - это единомыслие о множественности форм власти, властных отношений, устройства власти. Также можем подумать о Латуре и его политике объектов, обо всех технических гуру, компьютерном народе, которые рассматривают всякое своё действие как политически значимое. Всё есть политическое, в той или иной степени. Биополитика привлекательна для этой группы постольку, поскольку она охватывает широкий диапазон существенных вопросов и практик от секса и расы до страхования, гигиены, и генетических исследований. В самом деле, если мы есть телесные существа, что тогда не относится к биополитике? Даже то, что может быть рассмотрено в совершенном отрыве и удалении от биологического существования, может интерпретироваться как попытка отрицать или избежать его.

Во вторую группу мы можем поместить Жижека, Рансьера, Муфф и Брауна. Эта публика гораздо больше озабочена проблемами деполитизации и утраты политического. Они фокусируются на завершении идеологической темы,  критике технократического общества и видах насилия, появляющихся когда удаляется символический уровень политики  и Реальное возвращается в союзе с воображаемым. До определенной степени это направление кажется естественным наследником Шмита (для Муфф эта принадлежность очевидна). Шмит убедительно доказывает, что либерализм есть попытка избежать, исключить либо вытеснить политическое, ограничить его и заменить состязанием и дебатами, экономикой и этикой. Его ключевой момент, тем не менее, в том, что логики политического не избежать.

Шмитт и концепция политического: Фуко о Нацистском государстве





В дискуссии о понятии натальность у Арендт Мигель Ваттер связывает это понятие с её попыткой представить политику, противостоящую тоталитаризму. По Арендт, утверждает Ваттер, тоталитаризм вводит подчинение индивида виду. Напротив, политика для Арендт есть политика жизни. Обе эти альтернативы являются частью дискурсивной матрицы биополитики. Ваттер утверждает:
Ответ Арендт на феномен систематического производства «голой жизни» в тоталитарных режимах заключается в опоре политики на феномен натальности. Натальность - это биополитический концепт, противостоящий «танатополитической» концепции голой жизни, ответ на политику смерти, подразумеваемую в биополитике модерна и реализованную в первый раз, но, определенно не в последний, в тоталитарных режимах 20 века.