вторник, 11 сентября 2012 г.

Как читать Жижека

How to Read Žižek
Адам Котско (Adam Kotsko) пишет в Los Angeles Review of Books


….

Когда Жижек впервые ворвался в англо-говорящую академическую аудиторию, едва ли кто-то предполагал такой успех. С одной стороны, его исследование сосредоточено на теме бесперспективной - это долгое время находившаяся в забвении «идеологическая критика», главный продукт марксистского культурного критицизма, попавшего в тень с утратой марксизмом центрального положения в Западной интеллектуальной жизни второй половины 20 века.

понедельник, 3 сентября 2012 г.

Жак Рансьер: Демократия это не форма государства



Jacques Rancière Interview

Фрагменты интервью, претерпевшего переложения последовательно:             французский – испанскийанглийский














Переживаем ли мы в Европе «политический момент»? Как бы вы определили нынешнюю ситуацию?
  • Все правительства Европы реализуют схожие программы разрушения публичной сферы
 …С каждым днём становится более очевидно, что национальные государства действуют лишь как посредники подчинения людей воле меж-государственной власти, которая в свою очередь зависит от власти финансовой. Почти везде в Европе правительства, и левые и правые, реализуют схожие программы последовательного разрушения публичных инструментов и всех форм солидарности и социальной защиты, которые гарантируют минимальное равенство в социальной сфере. Т.о. почти повсеместно обнаруживается жестокая оппозиция между малой олигархией финансистов и политиков и массами народа - их лишают защищенности, уверенности в будущем и вытесняют из власти принятия решений, как это было продемонстрировано с референдумом в Греции, который сначала планировали, а затем вдруг отменили. Фактически складываются условия для политического момента, т.е. для сценария с противостоянием людей механизмам доминирования. Но чтобы такой момент осуществился, недостаточно складывающихся обстоятельств: также необходимо, чтобы сила масс отдавала себе в этом отчет с возможностью перехода к демонстрациям, как интеллектуальным так и материальным, чтобы далее обратить эти демонстрации в рычаг, способный изменить баланс сил и весь политический  ландшафт, как он воспринимается и мыслится.