понедельник, 30 октября 2017 г.

Музыка и политика: пространство ритма


Начиная с рассуждений о темпоральной организации формы в столь далеко отстоящих сферах, Jonathan White переходит к разговору о значимости периодических временных структур в институциях современной демократии.

В 1960 немецкий композитор Карлхайнц Штокхаузен делится наблюдением о западном музыкальном авангарде середины 20го века: "В последние годы предлагаются музыкальные формы ... в которых невозможно на основе настоящего предсказать с определенностью направление развития; ... (формы) где каждый элемент рассматривается не как простой результат того, что непосредственно ему предшествует, или как прелюдия приближения того, что ожидается - но скорее как нечто индивидуальное, автономное, сконцентрированное, способное существовать само по себе; формы, в которых мгновенное не нуждается в том, чтобы быть сегментом на оси времени..." Среди множества новаций в организации музыки он описал появление (у Веберна и других) структур ритма в высшей степени неравномерных, прерывистых, даже едва различимых. В основе нарушения ритма было, как он полагает, намерение отделить настоящий момент от прошлого и будущего, произвести "сгущение настоящего".