суббота, 16 февраля 2013 г.

Социопатия и неуклюжесть как политические категории


  
В своих двух недавних книгах "Почему мы любим социопатов" (Why We Love Sociopaths: A Guide To Late Capitalist Television, 2012)  и "Неуклюжесть" (Awkwardness,2010)  Адам Котско обращает внимание на зачарованность современной культур-индустрии образом социопата. Чем могут быть интересны для мысли сверхпопулярные ныне герои сериалов Доктор Хаус, Прослушка, Декстер и проч.?

четверг, 14 февраля 2013 г.

Бадью про Любовь

Alain Badiou,  In Praise of Love. 2012

Платон вполне точен в том, что он говорит о любви: семя универсального содержится в любовном порыве. Опыт любви – это побуждение к чему-то, что он называет Идеей.  Т.о. даже когда я просто восхищаюсь прекрасным телом, и неважно нравится оно мне или нет, я оказываюсь в стремлении к идее Красоты. Я полагаю, конечно, совершенно иным образом, но по той же траектории мысли, а именно что любовь заключает в себе опыт возможного перехода от чистой случайности шанса к состоянию, имеющему универсальную важность. Начиная с чего-то, что есть просто случайная встреча, пустяк, вы узнаёте, что возможен опыт мира на основании различия, а не только в смысле тождественности. И это для вас может быть даже испытанием и страданием. В сегодняшнем мире, как правило, полагают, что индивиды преследуют лишь свои собственные интересы. Любовь выступает этому противоядием. При условии, что она не мыслится как обмен взаимным расположением, или не рассчитывается заранее как прибыльное вложение, любовь в действительности непредвиденный шанс исключительного доверия. Она уносит нас в решающие сферы опыта различения и, по сути, направляет туда.

ГИПЕР-СКЕПТИЦИЗМ КАК ИДЕОЛОГИЯ МАСС


                  Жан Бодрийяр "Забыть Бодрийяра" (интервью с Sylvère Lotringer, 1977)

Задача интеллектуала – лишить легитимности идею о том, что позади всех явлений можно обнаружить «истину», как нечто предельное. И вот тогда, возможно, массы отвернутся от медиа и технологии формирования общественного мнения рухнут.

«Секрет» теоретической мысли в том, что истины нет. Встретиться с ней невозможно. Единственное, что вы можете – играться со своего рода провокативной логикой. Истина формирует пространство, нахождение в котором более невозможно. В действительности стратегия состоит не в том, чтобы это пространство занять, а развить активность вокруг, чтобы другие устремились им овладеть. Таким образом, будет производиться ничто, куда провалятся взыскующие истины.