пятница, 30 сентября 2016 г.

Утренняя медитация на тему «Тёмного Гнозиса»

Зловещая бесполезность человека. Каждого…



Существует ли «тёмный гнозис» (да, он возможен!), гнозис - или как отречение от а-космических обобщений древних гностиков, или как апофатическая тревога монахов-пустынников; гнозис, который был бы ближе эротическому - в духе де Сада - искусству погружения в сакральное и искусству скабрезного смакования убийств и увечий; запретное знание, или следует говорить ΄не-знание΄ (скорее по Батаю чем Ларуэлю) сочащейся опасности в сердцевине всех вещей и самого Универсума: слепые и пресно-равнодушные процессы, захватывающие всякий аспект времени и пространства – нет нигде никаких пределов, и за пределами тоже ничего нет, нет сферы трансцендентного вне этого процессуального круговорота.
Как узнать этот безумный порядок вещей и распознаваться им - неистовый, экстатический ужас его катастрофичных безучастных систем бесконечной циркуляции и экскрементального неистовства; - эти  конвульсивные бессмысленные спазмы ничто и пустоты? Это и только лишь это - обнаруживаемое моим существом внутреннее разложение, наблюдаемое на фоне солнечного оптимизма - привязывает  меня к миру жизни, ко всем тайным соучастникам этой «зловещей бесполезности» (Лиготти).

Вот что пишет Томас Лиготти (Заговор против человеческой расы: устройство ужаса):
Если говорить на уровне феноменов, то сверхъестественное может рассматриваться как метафизическая пара к безумию, трансцендентальный коррелят обезумевшего разума. Этот разум не располагает хроникой «человеческой бесчеловечности в отношении человека», но вместо этого прослеживает путь безотчетной тревоги, симптоматичной для нашей жизни как мимолетности в потоке творения, естественно захватывающим всё живого, но для нас всё иначе. Самая необъяснимая черта среди существ нашего типа - чувство сверхъестественного,  отпечаток фатального отрыва от того, что зримо – зависит от нашего сознания, которое сплавляет внешнее и внутреннее во всеохватывающую комедию, где никто не смеется. Мы – лишь случайные гости в этих джунглях слепых мутаций. Мир естества существовал, когда нас не было, и он продолжит существование после нашего ухода. Сверхъестественное прокралось в жизнь как раз когда дверь сознания открылась в наших головах. Шагнув за порог мы вышли на природу. Скажите, что мы станем с этим делать и отрицайте это пока мы не умрём; нас сокрушило наше знание, которого слишком много, чтобы знать и которое одновременно непроговариваемая тайна о которой молчим, когда бок о бок шагаем по нашим улицам, занимаемся своим трудом и спим в наших постелях. Знание племени существ, проходящих сквозь этот фальшивый космос.

вторник, 27 сентября 2016 г.

Тёмная сторона интернета

Цена подключения: ΄капитализм слежки΄


Представьте, если сможете, времена до подключения к интернету. Представьте, будто в то далёкое время населению каждой страны предлагается план. План предусматривает связанность/подключенность всех сфер социального взаимодействия, большинства мест работы, значительной части приватных моментов рефлексии и существенной доли семейных интеракций.
Чудесным образом подключенные друг к другу, все эти различные сферы человеческой жизни вдруг перемещаются в единый бесшовный план архивирования, контроля и обработки.

суббота, 24 сентября 2016 г.

Сталин и Гитлер: возможно ли сравнение?

Столкновение ревизионистов

Ross Wolfe The Charnel-House 

«Ревизионизм» - термин сравнительно недавно появившийся. Этимологически привязывается к 1903, когда приключился ревизионистский спор в рядах Немецкой социал-демократии. Смысл понятия с тех пор остаётся более-менее устойчивым: он указывает на стремление пересмотреть или представить заново некую важную доктрину или сложившийся консенсус. Однако, за свой недолгий срок ревизионизм сумел приобрести множество исторических референций. С учетом его сложившейся полисемичности следовало бы упорядочить различные концепты, которые он обозначает.

среда, 21 сентября 2016 г.

О ТЕРРОРИСТЕ-СМЕРТНИКЕ

Анатомия политической фантазии
Невыносимость наслаждения Другого



Когда говорим о безумии, кажется аксиомой, трюизмом, дающим повод для шуток, то, что безумец никогда не считает себя безумным. Безумие представляется принципиально неспособным корректно относиться к себе, в том смысле, что недостаточная способность объективного восприятия себя может выступать условным обозначением состояния. Безумие -  всегда, и по сути, проблема кого-то другого. И это означает, помимо всего прочего, что есть основания ожидать занятных политических эффектов, концентрирующихся вокруг заявлений о безумии.  Мир пост-9/11 рутинным образом погрузился в фоновую паранойю касательно вопросов безопасности, паранойю, которая нередко оживляется явным безумием атакующих самоубийц. Особенно важным представляется продумать не только психические состояния, понуждающие людей к столь экстремальным актам насилия, но и способы нашего восприятия таких акторов. Ниже – краткое исследование того места, которое террористы-смертники занимают в нашем коллективном воображаемом.