суббота, 7 апреля 2012 г.

Нанси & Агамбен: невозможное сообщество возможно


Ничто так не поучительно… как способ, которым Спиноза мыслит общее. Всем телам, говорит он, свойственно выражать божественный атрибут протяженности. … Однако, то что является общим, никоим образом не может выражать сущность единичной вещи. Главной здесь является идея сообщества без сущности, солидарность, никоим образом не связанная с сущностью. Захват места, связывание единичностей через атрибут протяженности, не объединяет их сущностно, а рассеивает их в существовании.

 Дж.Агамбен

Традиционно идеи сообщества воспроизводят понимание коллективности, которое ассоциируется с закрытостью/завершенностью, непрерывностью, единством и универсализмом. Здесь всегда маячит идея нации, при этом упускается  действительные неравенство и эксплуатация, которые на деле господствуют, и почти всегда сообщество представляется органичным единством в виде горизонтального товарищества или даже братства.
Идея такого сообщества строится на закрытии или завершении множественных форм принадлежности. Другими словами, предполагается базовое насилие (Деррида 'Force of Law: The Mystical "Foundation of Authority"1992).
Базовое насилие коллектива, единообразного сообщества, стирает различия, противоречия и формы существования и принадлежности, которые не согласуются непременным образом с установлением идеи сообщества.
Как предлагает восстановить утраченный потенциал сообщества постструктуралистская линия мысли?
Хотя в этой традиции много разных исследователей, которые работали над идеей сообщества (Деррида, Фуко, Лиотар и т.д.), в качестве базовых мыслителей принимаем Жана-Люка Нанси («сообщество без единства», 1991), и Джорджо Агамбена («грядущее сообщество», 1993).
Такое  понимание сообщества не только маркируют поворот в способе, которым можно продумать установление идеи сообщества, но также и сдвиг в способе которым можно мобилизовать сообщество через создание нового языка солидарности.
Нанси в Непроизводимом сообществе и Агамбен в Грядущем сообществе  - предлагают концепцию сообщества, отмеченную сдвигом в мысли от идеи сообщества как концепции, которую мы всегда уже полагаем, находясь у неё внутри (т.е. уже красный, француз или мусульманин или активист), к такому способу мысли,  где не гарантированы смысл, идентичность, принадлежность; к  концепту, который не имеет сущности, относящейся к единообразной коллективности. 
Это и есть идея Нанси о сообществе без сообщества. Агамбен разделяет такую критическую траекторию, указывая на грядущее сообщество – сообщество «без участи и без сущности, сообщество, которое, возвращаясь, никогда не присутствует как приоритет».
Нанси смещает вопрос о сообществе, перенося внимание с понятий идентичности и принадлежности (существования-в)  к идее сообщества, которое непрестанно работает над производством более демократических, открытых и подвижных отношений с другими для привития чувства «бытия вместе».
Агамбен предлагает идею сообщества, базирующуюся на положении о принадлежности без идентичности. Это сообщество единичностей, фрагментарностей; речь идет о  «человеческом существовании, чьё сообщество не опосредовано ни произвольным условием принадлежности…, ни простым отсутствием условий, …  на самой принадлежностью».
При таком переустановлении, учреждении  «сообщества без сообщества» (Нанси), производится сеть отношений, множественность (термин Хардта и Негри в Империи), которая не связана с расовым, классовым, гендерным, сексуальным и/или культурным единением, полагаемым как исходное условие. Можно сказать, что такое сообщество ассоциируется с отношениями, сформированными «поперек» этих категорий (существования-с), это есть сообщество-без-идентичности, также «без всякой репрезентации или возможного описания», это есть «абсолютно нерепрезентируемое сообщество» (Агамбен).
Идея сообщества у Нанси и Агамбена остается абсолютно нерепрезентируемой поскольку нет понятий, концептов, или репрезентативных аксиом, которые могут потребовать представить идею сообщества. Оно остается абсолютно нерепрезентируемым, поскольку работает против идеи сообщества, у которого самое основание состоит в коллективизации, установлении «существования-в» и производстве способов репрезентации, подразумевающих некое основание.
Т.о. прерывается нормативное полагание сообщества и раздаётся призыв к возрождению сообщества не в виде пассивной идеи (которая уже учреждена), но как само-порождающей активности.
Сообщество как активная идея, как прерывание, требует действовать исходя из положения о невозможной коллективности.  Это прочитывается как отказ от приведения в порядок во имя коллективности сообщества поскольку, упраздняя дискурс, предполагающий «основание»,  сообщество «непрестанно сопротивляется самой коллективности в той степени, в какой оно сопротивляется индивидуальному» (Нанси). Заклинание Нанси о непрерыном сопротивлении/отказе от коллективности – центральное в его концепции «сообщества без сообщества», оно  подрывает сами основания бутафорского сообщества (как идентичности и принадлежности, отмеченных призывом к сингуляризации и унификации традиций, историй и мифов).
Сообщество Нанси и Агамбена работает не из предпосылки коллективности, и это ввергает в кризис логику основания и насилия, на которой концептуализируется идея сообщества.
Продуктивная точка входа для «совместного нахождения в пространстве … бытия-совместно без единения (assemblage)» (Нанси).
Сообщество, как активная идея, призывает к отказу,  отмене исходных понятий на которых идея строилась. Сообщество способно представлять лишь фиктивную гармонию своих членов, подавляя случайный характер собственного установления. Как активная, прерывающая идея, сообщество призывает к непрерывному отключению тотализирующих и исключающих мифов коллективности, на которых оно построено. Как активность сообщество призывает к открытию иных возможностей и потенциальностей, скрытых в сетях отношений, в проживании и существовании с другими.
Полагая базовую активность, сообщество нужно мыслить как процесс, сражение или битву за установление соединений, связей и отношений, даже если сама невозможность категоризации продолжает угрожать собственной активности.

Главное здесь - ощутить пафос

Комментариев нет:

Отправить комментарий