пятница, 2 августа 2013 г.

Корпоративный дауншифтинг для левых




Народная Корпорация

Идея такова: создание корпорации, которая может активно трансформировать производство расширяя его, может стать средством достижения целей левого движения. В конце концов, если корпорация является наиболее эффективной формой организации в сегодняшнем мире, почему бы и нам не завести свою?


Когда я впервые высказал эту идею, то услышал возражение, что  всякая корпорация будет по существу стремиться к максимизации прибыли и таким образом утратит те цели, которые вероятно должна иметь лефтистская корпорация. Но если верно, что всякий бизнес должен «делать деньги»,  это вовсе не значит, что всякий бизнес должен бесконечно повышать прибыль. В долгосрочной перспективе бизнес должен просто оставаться платежеспособным, быть безубыточным – получение прибыли это разумный способ создания резерва на случай скудных времен, тогда как требование всё большей прибыли генерируется управляемой фондовым рынком моделью современного капитализма.

Причина, по которой компании соучаствуют в этом режиме «обязательности» генерировать всё большую прибыль (или осуществляют действия вроде увольнения работников или урезания зарплат, которые по представлениям участников рынка – существенно идеологизированных -  приведут к повышению прибыли) состоит в том,  что если они этого делать не станут, акционеры могут сменить руководство и вынудить таки к должному поведению. Этот пресс уже не так давит на частном предприятии. Если владельцы или совет директоров не возражает против умеренной прибыли, компания может продолжать работу на этом уровне. Может возникнуть предложение от компании вроде «Bain Capital» (крупнейшая инвестиционная  компания по управлению активами) по выкупу предприятия, чтобы затем применить доминирующую модель, но принудить к этому они не могут. Хотя нет способа совершенно обезопасить себя от наличия людей в руководстве, которые бы желали продать компанию, тем не менее, представляется возможным так организовать Народную Корпорацию, чтобы сделать опасность маловероятной. Короче – люди, устанавливая такую защиту, корректируют это само-оправдание современного финансового капитала как непреложного экономического закона. 

Однако, Народная Корпорация непременно столкнется с конкуренцией в своей отрасли бизнеса. И, конечно, те корпорации где эксплуатация интенсивней, будут имеет преимущество! Здесь очень показателен пример Эппл. Их прибыль огромна и фактически они накапливают столько денег, что не знают куда их девать. Есть возможность платить работникам гораздо больше при тех же ценах на продукцию. Понятно, что конкурировать снижением цен в своём сегменте будет для Эппл не лучшей стратегией, но смысл примера в том, что урезание затрат на оплату труда не единственный способ ценовой конкуренции – это есть идеологическая иллюзия. Конечно, Народная Корпорация сможет конкурировать по ценам иным образом: если затраты на наемный  труд будут выше, то не будет необходимости выплачивать несуразно большие оклады руководству или дивиденды или производить обратный выкуп акций или совершать иные действия, распыляющие средства компании. Представляется, что использование местных трудовых ресурсов приведет к снижению зарплат администрации, что поможет также выровнять различия в оплате труда.

С чисто экономической точки зрения это вполне реализуемо. То представление, что корпорации «обязаны» вести себя так, как они ведут, отчасти является идеологической иллюзией, а отчасти результатом формы отношений с фондовым рынком – и для Народной Корпорации нет необходимости быть публично котируемой. Более серьезный вопрос: приведет ли это в действительности к изменению положения дел. В конце концов, можно сказать, что 20й век уже видел развитие Народной Корпорации, которая называлась Советским Союзом. Этот опыт конечно не даёт привлекательной модели и не доказывает её жизнеспособности – ведь действительно, в конечном итоге случилась распродажа этой Народной Корпорации и её акционирование.

Здесь я бы хотел опереться на критику традиционного марксизма Постона (Moishe Postone). Проблема Советского Союза была в том, что они сосредоточили свои решения на механизме распределения, не проблематизируя по сути сам способ производства – фактически, их целью было воспроизведение капиталистического способа производства с максимально возможной интенсивностью и напором, с убежденностью, что устранение перекосов, возникающих вследствие рыночного распределения, приведет в реальности к лучшим результатам и что затем они смогут направить эту машинерию на другие задачи. Результатом оказалась массовая эксплуатация и ущерб окружающей среде ради цели максимального роста основных фондов  (как противоположности финансовому капиталу).

Моё видение Народной Корпорации состоит в том, что она до некоторой степени изменит способ производства, это как минимум. Устойчивое развитие в плане экологии (а в конечном счете, и восстановление окружающей среды)  должно включаться с самого начала – предлагаю, чтобы всё производилось с нуля с перспективой утилизации, но даже если окажется что это мой ошибочный акцент, экология должна быть в центре. Народная Корпорация будет развиваться не ради своего роста, а для того, чтобы подвинуть, а в конце концов полностью вытеснить нынешний способ производства. Дело не в том, чтобы предоставить людям этический выбор – целью будет совершенное устранение не-этической опции посредством удаления из бизнеса компаний, нацеленных на эксплуатацию и разрушение окружающей среды (или их выкуп и реструктуризация деятельности соответственно целям Народной Корпорации).
Очевидно, это не решает полностью проблему отчужденного труда и товарной формы, как это может рассматриваться из коммунистической перспективы - но это может оказаться движением в нужном направлении, гораздо более полезном, чем позиция сторонников системы распределения всеобщего дохода.

Важной чертой данного предложения в краткосрочном плане является возможность наметить конкретный путь, по которому могли бы двинуться левые и обеспечить доступ к материальным ресурсам – отталкиваясь от действующего, устойчивого производства, а не прибегая к сбору подаяний. Это то, что было у левых на пике их силы (получать финансирование от профсоюзов или от Советского Союза в его начальный период), и я думаю, левым сегодня нужно именно это, а не абстрактно понимаемая «организованность» или «дисциплину». Никакая «дисциплина» не изменит того факта, что левые не в состоянии содержать множество профессиональных активистов или финансировать собственную прессу или, например, проводить исследования. Да, организация может быть очень сильной, что невозможно  без материальной поддержки – и к тому же наличие доступа к существенным материальным ресурсам давало бы больше свободы для экспериментов в плане стратегии и т.п., иными словами можно было бы пробовать и рисковать.

Компартия в России обладала мощью не только потому, что в Партии была дисциплина, а потому, что она взяла под контроль экономическую машину огромной, богатой ресурсами страны в череде событий, которые, видимо, невозможно было предвидеть. Представление о том, что организованность и дисциплина сами по себе немедленно принесут желаемые плоды, кажется мне более близким сталинскому волюнтаризму, чем марксистскому материализму.

Комментариев нет:

Отправить комментарий