среда, 28 декабря 2016 г.

Капитализм и Шизофрения: экономика акселерации

Фрагмент статьи Кристиана Керслейка 
Итак, перед нами три способа понимания экономической проблематики в Капитализме и Шизофрении

Один отчетливо намечен в Анти-Эдипе и основывается на идеях Сюзан де Брунхофф. Второй возникает только в Тысяче плато и базируется на идеях Бернарда Шмитта. Третий, как комбинация тезисов де Брунхофф и Шмитта, пожалуй, ближе всего к намерениям Делеза в Анти-Эдипе (и по материалам семинара 1971го), но лишен внутренней согласованности. Теория де Брунхофф представляется более адекватной тому периоду, в который мы живем, и также позволяет прояснить некоторые траектории в Анти-Эдипе, которые были, пожалуй, не вполне ясны во время его написания. Анти-Эдип сформировался на изломе 70х, на пике длительного бума, накануне  скандала с Никсоном и кризиса ОПЕК - другими словами в то время когда ΄поглощение прибавочной стоимости΄ могло представляться как главная проблема. Но как позднее покажут Paul Sweezy и Harry Magdoff в работе Стагнация и финансовый взрыв (1985), кризис и стагнация 70х привели к новой фазе, когда предприятия всё больше старались компенсировать сокращение прибавочной стоимости финансовыми инструментами - financialization (процесс завершившийся финансовым кризисом 2008го). Финансовое безумие действительно началось уже после написания Анти-Эдипа. Обращение Sweezy к финансовым аспектам в 80е могло показать временный характер проблемы ΄поглощения прибавочной стоимости΄, что это не более чем эпизод, характерный для после-военной ситуации. Глобальная траектория, как показывает де Брунхофф в работе Маркс про деньги (Marx on Money, 1967), разворачивается в направлении финансовых технологий капитализма и сопровождается ростом нестабильности. Т.о. «безумие» капитализма не является эффектом «закупорки» системы с прибавочной стоимостью; это связано с особого рода ускорением - ускорением развития финансовых инструментов и нарастанием кризиса. Можно сделать вывод, что из своего исторического горизонта Делез и Гваттари не могли разглядеть то реальное движение, которое де Брунхофф уже отчетливо артикулировала. Но также они оставались и в концептуальном неведении о направлении развития акселерации. Действительная динамика прояснилась лишь по следам финансового кризиса. Возможно, удастся совершить переход к новой теории, где рост и падение прибавочной стоимости будет соотнесено со злоключениями, вызванными развитием производных финансовых инструментов, что можно было бы представить как третью эпоху в производстве прибавочной стоимости. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий