вторник, 4 октября 2016 г.

Бруно Латур: Усвоить апокалиптизм будущего чтобы стать современным


Латур сознаёт, что его недавние размышления скандальным образом попадают в сферу «апокалиптического».
Праведное возмущение со стороны всех и вся. Не в том ли дело, что импорт апокалиптического дискурса ведет к нагнетанию страха?  А, может, это стремление к сенсационности? Или, возможно (что еще хуже) – к не-верифицируемой метафизике? Во всяком случае, не означает ли погружение в апокалиптичность уход от «здесь-и-сейчас»?


Латура не удивляют такие обвинения. Но обратите внимание, как он разворачивает логику аргументации - ΄... те, кто отвергает категорию «апокалиптического», пытаясь жить будто вторжение эсхатона их не касается, оказываются наименее подготовленными перед лицом «здесь и сейчас»΄. Это ключевой момент. Как раз вторжение «конца времен» во время настоящего, оказывается тем, что генерирует способность к действию. И ресурсом здесь выступает апокалиптический дискурс.

Потому «модерны» нуждаются в серьезной дозе апокалиптизма. Не в последнюю очередь это касается времени Антропоцена, когда сама планета угрожает нашему существованию в предельно апокалиптической тональности! Как отмечал Латур в своих Gifford Lectures 2013го, «фейерверк Апокалипсиса не для того, чтобы подготовить вас к торжественному вознесению на небеса, а наоборот – подготовить вас, чтобы избежать изгнания с Земли реакцией самой планеты на ваше присутствие».

1. Как Модерны "закрепляются" во времени


Диаграмма "Имманентизация катастрофы" представляет ситуацию Модерности: как Модерны видят сами себя и почему такой взгляд недостаточен перед лицом антропоценного будущего, которое на них надвигается.

Синяя горизонтальная линия представляет течение времени. Историю, если угодно.
Первая желтая вертикальная линия репрезентирует историческое событие, «разрез» во времени, что-то уже состоявшееся в истории Модернов. Т.о. можно полагать, что субъект Модерна находится где-то правее этого «разреза» (но еще не в районе пучка желтых вертикалей, которые расположены дальше вправо: мы увидим что они  есть такое в надлежащий момент).

Чем являлся этот «разрез»? Это было трансцендентное событие, которое определит весь последующий поток истории. Согласно собственной номенклатуре Латура это было «пришествие» «бифуркации» Модерности. Иными словами это было начало научной революции 17го века (как это описывает Тулмин). Или скажем, если вы религиозны, что это была инкарнация Бога в личности Христа. По существу, не важно какой вариант выбрать: помним, что для Латура вы можете находится либо в научном либо религиозном Модерне (обе эти позиции представляются конструктами Единого Природы и Единого Религии во 2й лекции Gifford Lecture). Историческая точность этого момента не обязательно унифицирована. Смысл в том, что Модерн всегда располагается после момента трансцендентного прояснения.

Итак, поскольку Модерн располагается после этого «разреза», возникает следствие, что он увидит себя в процессе неизбежного путешествия «прогресса» (очень нагруженное слово у Латура). Модерн всегда устремлен вперед, полон бесстрашия, в новые земли, и далее. Почему? Вследствие «разреза», вертикальной желтой линии! Прогресс Модерна всегда гарантирован метафизикой, которая уже дана, в отличие от той, которая постепенно составляется.
ОК, пока всё неплохо. Но давайте введем нечто подрывное.

2. (Невозможная) угроза второго апокалипсиса

Внезапно постепенный горизонтальный прогресс синей линии прерывается. Он оказывается под угрозой. Угроза чего? Наступления Антропоцена.
Итак, мы имеем предостережение ΄модернам΄ (со стороны ученых, ничуть не меньше). Говорят, что продвижение вперед должно быть умерено. Это не может продолжаться как раньше. Прежний мир движется к концу. Почему? Потому что Земля наносит ответный удар, оспаривая концепцию «инертной материи», лежавшую в основании первого «разреза». Нынешний прогресс (если таковой имеет место) приведет к хронической болезненности среды [обитания] гораздо более имманентной, чем это допустимо собственной трансцендентной пред-истории Модерна: Гайя попадает в критическую зону.
Это экзистенциальная угроза для модернов: прогресс, прогарантированный желтым вертикальным сечением и устремленный вперед в виде синей линии теперь невозможен.

Кроме того, тезис Латура состоит в том, что ΄модерны΄ не способны усвоить месседж. Они не способны внять предостережению. Мысль, что «прежний мир движется к концу», не согласуется с их эпистемологическим основанием, которое задается желтым вертикальным «разрезом». Как может что-то следовать из истории, которая уже определялась силой следствия? Или, говоря иначе, как возможно сдержать наш прогресс, когда уже пройдена точка не-возврата? Как отмечает Латур в лекции, «нигде не сказано, что апокалипсис произойдёт дважды».

Еще раз посмотрим на диаграмму. Там, справа от синей горизонтальной стрелки – пучок желтых вертикальных разрезов, которые валятся, кувыркаются, движутся в беспорядке.  Они представляют разрушительные трансценденции Антропоцена. И среди них – синяя стрела времени, которая начинает уходить вниз. Приверженность модернов неминуемому прогрессу обречена привести к утрате самих условий, при которых прогресс реально возможен. Это катастрофа.
Для Латура, вслед за Фогелином, это проявление Гностицизма: если имманентизация эсхатона уже случилась, завершается пребывание в сфере божественного, когда уже негде отсидеться перед лицом необходимости действовать здесь и сейчас, на этой планете. Перед лицом катастрофы.
Такова ситуация модерности.
  




Комментариев нет:

Отправить комментарий