четверг, 17 мая 2018 г.

Агамбен: гражданская война и политическое


Стазис - состояние остановки любых процессов
Короткая книга Джоржио Агамбена Стазис: Гражданская война как Политическая парадигма включает два коротких эссе, одно посвящено афинскому концепту "стазиса" или гражданской войны, другое - роли множества в Левиафане Гоббса. Связывает их, говорит Агамбен, представление о том, что "конститутивным элементом Государства модерна" является "а-демия... т.е. ... отсутствие народа (demos)". Понятно, что это довольно неожиданно для "западной политической традиции",  в которой, по замечанию Агамбена, "концепт народа" является "возможно, наиболее фундаментальным ". Попробуйте подумать об этом, не упуская из виду зачин американской конституции, эту фразу "Мы, народ...", полагаемую политическим краеугольным камнем в основании страны.

Вместо этого Агамбен в качестве стержневого концепта политической теории предлагает множество (multitude). ... Но к построениям Тони Негри и Паоло Вирно он добавляет наблюдение, что "множество есть субъект гражданской войны" и, далее, что таким образом через гражданскую войну устанавливается сфера политического. Или, как он формулирует при рассмотрении греческого полиса:
это учреждает зону различения между не-политическим пространством семьи (ойкос) и политическим пространством города (полис). ... В системе греческой политики гражданская война действует как порог политизации и деполитизации, посредством которого домовладение превосходится городом, а город деполитизируется в семье.
Дело в том, указывает Агамбен, что законы Солона нацелены карать тех, кто не принимает участия в гражданской войне: такие люди лишаются своих прав на гражданство; "неучастие в гражданской войне ведет к изгнанию из полиса и замыканию в ойкосе". Поэтому гражданская война не является (как мы склонны её видеть) просто точкой, в которой политическое рассеивается, когда разрушается государство и общество редуцируется к противоборствующим сторонам. Она также является образующим, "неизбывным, что должно всегда оставаться возможным в городе",  хотя сегодня напротив  - мы скорее относимся к ней как к "тому, что следует стараться забыть любой ценой".
Говоря иными словами (к которым не прибегает сам Агамбен), именно гражданская война является порогом или шарниром между инфра-политикой и политикой как таковой. Здесь он предлагает теорию тех способов, которыми политическое появляется и рассеивается. Более того, в своём исследовании Гоббса Агамбен идет дальше и представляет гражданскую войну как процесс, посредством которого то, что он называет "исчезающим множеством" (множество как объект биополитической власти), трансформируется в "разобщенное множество", которое делается узнаваемым, пробуждая отсутствующий народ (поглощенный фигурой суверенной власти - Левиафана). И хотя не вполне очевидно как эти две концепции сцепляются друг с другом, в обоих случаях гражданская война должна оставаться глубинной возможностью в сердцевине всякого политического порядка. Ведь суверенитет, во всяком случае, до наступления конца времен, может оставаться лишь (оптической) иллюзией, уловкой репрезентации. Между тем, "реальное единство, политическое тело не является действительно возможным: политическое тело может лишь растворяться в множестве". Т.о. Агамбен переворачивает эсхатологические устремления образа множества у Негри, через который страна мечтает о субстанциальном присутствии и грядущем единении. Множество, напротив, располагается на вечном пороге, в образе гражданской войны, между домом и городом, инфра-политикой и политическим.
Жало исследования Агамбена звучит, однако, лишь в пол-голоса, как уклонение или кода первого эссе, набранное уменьшенным шрифтом. Имеется в виду наблюдение, что "форма, которую гражданская война приобрела в сегодняшней мировой истории, это терроризм. ... Глобальный терроризм является той формой, которую обретает гражданская война, когда жизнь как таковая ставится на карту в политике". Только так становится заметным то (что бы ни  говорил Негри), что никто не обращает взгляд к множеству за спасением. Но, наоборот, на фоне отрицания возможности гражданской войны, попыток исключить её из политического порядка, нам следует признать задолженность перед ней этого порядка и выбрать одну из многих сторон (кто сказал что их лишь две?), проявляющихся в любом таком конфликте. Именно это есть парадигма политического, вечного появления и исчезновения политической активности как таковой.

Комментариев нет:

Отправить комментарий