пятница, 14 июня 2013 г.

Манифест «Темной Онтологии» Леви Брайанта



Леви Брайант (Levi Bryant) предложил набор аксиом (я бы называл это тезисами или манифестом), очевидно вдохновленных материалистической и атеистической традициями мысли. Затем он дополнил его (здесь)  - аксиомы 21-41 (п.35 пропущен автором). При переводе исходная нумерация сохранена.

Цель он видит в задании “ограничений или области определения, пределов, в которые  актуальные проблемы сегодняшнего дня – социальные, политические, интер-дисциплинарные – должны быть помещены, чтобы быть легитимными».

Его пояснения по поводу использования термина «аксиома»:
В современной математике аксиомы являются не «само-очевидной истиной» (теперь вообще нет ничего само-очевидно истинного), а пределами, в которых возможно развертывание определенного направления математики. В этом смысле аксиома есть разновидность правил игры. Она говорит «как при данном ограничении должны ставиться вопросы в этом разделе математики и что отсюда можно вывести?» Дополнительные аксиомы, которые я сформулировал прошедшей ночью, это просто то как я вижу  допустимые заключения, которые можно вывести из состояния знания сегодня в физических науках, биологии, неврологии, психологии и т.д. Просто далее невозможно искренне верить в мир, в котором есть целеустремленность, разграничение тел/разума, замысел, и всё такое прочее.  Как давно уже заметил Ницше, мы полностью утратили этот мир.

Этот легко расширяемый и весьма спорный набор тезисов является по сути нигилистическим манифестом, призывом к дальнейшему движению. Пост-нигилистический импульс порождает  не темноту, а призывает с радостью оставить вечную скорбь во имя торжества конечности. У нас ничего нет кроме этого мира, но это и невероятно щедрое изобилие, которое нужно суметь разглядеть.   
Отклики, понятное дело, в широком диапазоне от восторженного приятия до ярлыка "мифо-поэтического сциентизма".

1.  Существование не имеет смысла, как и всё во вселенной. Жизнь случайна и не имеет божественного значения (хотя и является несомненно важной для живого).
2. Тем не менее, многие живые существа наделяют мироздание смыслом. Но этот смысл никак не вписан в сущности сами по себе.
3. Всякая жизнь завершится и будет уничтожена. К примеру, наше солнце в конце концов расширится и всю жизнь и культуру ждёт огненный конец. Маловероятно, что межзвездное путешествие станет реальным или возможным при безбрежности космоса, и потому вся чувствующая жизнь и артефакты культуры исчезнут, когда это случится.
4. Жизни после смерти нет ни в каком значимом смысле (да, черви используют наши тела в пищу для поддержания своей жизни, но это уже не мы). Когда вы мертвы, вы просто мертвы и это всё (хотя, возможно, правы трансгуманисты и мы разработаем компьютерные технологии способные обеспечивать перезагрузку личности и т.о. устанавливать материалистическое бессмертие; мне это сомнительно, но кто знает?)
5. Бытие бесцельно (в аристотелевском, платоническом или христианском смысле), так же как нет цели или задачи у истории. Все эсхатологии притворны. С учетом сказанного, когда органические и технологические сущности возникают в природе, то это проявляется в порождении целей и задач для самих себя.
6.    У бытия нет плана, а всё это - лишь анархия и случайность.
7. Нет сверхъестественной причинности любого рода, как и никакого подлинно мистического опыта (например, астрологии или слияния с тотальностью сущего), поэтому всё, что утверждает глубокие смыслы, сверхъестественные причины, цели и проч. должно вызывать презрение и отвергаться.
8.   Однако, у людей бывает «мистический опыт». Просто причиной этого является не то, что они думают, а совершенно обычные природные/неврологические события («единение всего», которое некоторые эпилептики описывают после припадка, объясняется тем, что их нейроны в значительной степени активизируются одновременно). Потому буддистская медитация является неплохой психо-неврологической терапией.
9. Сторонники темной онтологии ощущают изумление, страх и уважение к вещам как раз потому, что всё случайно и бессмысленно и потому невозместимо. В этом не ничего «духовного», если не злоупотреблять языком, и, конечно, духовность часто притупляет нашу способность удивляться таким вещам, как существование жизни вопреки её невероятности, поскольку предполагает наличие творца за всеми этими сущностями.
10. Ничто не имеет места в бытии, что не имеет физического или материального субстрата. Нет никакой магии.
11.  Нет особенной мудрости древних. Просто они владели различными техниками воздействия на сознание людей.
12. Древние греки вовсе не находились на гребне успеха три последних столетия своей истории в науках, социальной и политической мысли, математике, искусстве и т.д. Хайдеггерианское и герменевтическое благоговение перед до-сократиками, Платоном и Аристотелем т.о. нелепо и близоруко. Греки должны быть достойными нас, а не наоборот.
13.  Всё существует по природе, включая культуру.
14.  Никакой Бог нас не спасёт.
15. Очень похоже, что мы сидим прямо у сцены, где разворачивается завершение этой особенной главы эволюционной истории, поскольку совсем не ясно, как мы может ответить на кризис климатических изменений.
16. Если, как говорит Капуто, религиозные тексты подобны сборникам комических историй, которые снабжают полезными историями из жизни и идеалами, то нам бы лучше было сделать свой выбор из великой литературы, чем дурно написанные и неупорядоченные священные тексты, пробуждающие суеверную не-материалистическую жестокость и невежество.
17. Никогда не появится прогрессивной формы духовности, поскольку всякая дискуссия о божественном всегда оборачивается оправданием для различных форм подавления (так фундаменталисты использовали высказывания о Боге Хоукинга и Эйнштейна для своих собственных целей). В результате, «умеренные верующие» часто гораздо хуже, чем фундаменталисты, поскольку именно они наполняют эту динамику энергией.
18. Будет циничным сказать, что люди одурманены и вынуждены верить во всё это, а мы должны их политически использовать. Люди, о которых мы это говорим, также ощущают, что дело обстоит так, как мы думаем.
19. Наихудшие злоупотребления в истории происходят из уверенности, что мы действуем во имя стремления к исторической цели или загробной жизни. Когда из сознания уходит неотвратимость смерти, тогда появляется оправдание самому ужасному надруганию над жизнью – ведь этот мир совершенно не важен, и когда мы говорим, что у истории есть цель, мы оправдываем любые действия в настоящем для достижения этой цели.
20.   У нас нет ничего кроме этого мира.

21. Люди – особый тип животных среди других животных, но не являются кульминацией бытия или существования.

22. Когнитивные способности людей имеют биологические корни или основания.

23. Эти когнитивные способности эволюционировали для выживания во враждебном мире, населенном другими хищниками, и для воспроизводства. Однако, вышло так, что наша нервная система способна к само-развертыванию такими способами, которые выходят за пределы исходных эволюционных устремлений.

24. Наши познавательные системы эволюционировали не ради познания мира или репрезентации того каков он есть; поэтому мы должны постоянно заниматься критикой в структуре наших практик производства знания, чтобы  застраховаться от недостатков наших когнитивных структур.

25. У сознания нет особого понимания ни того как действует тело, в котором оно возникло, ни понимания причин своих когнитивных и аффективных состояний. Как следствие, к свидетельствам, получаемым в результате самоанализа, следует относиться с осторожностью.

26. Располагая фактом, что всякий разум имеет неврологический субстрат, мы уже не можем говорить в обобщенных или родовых понятиях о человеческом разуме, поскольку неврологические структуры различаются у представителей нашего вида.

27. Никакая философия не может игнорировать или выносить за скобки данные наук и оставаться легитимной. Некоторая базовая научная компетентность необходима для плодотворной философской работы. Подобным образом, базовая компетентность в данных этнографии, лингвистики, социологии и психологии также необходима для философской работы.

28. Философия не является основанием для всякой другой дисциплины, и никакая другая дисциплина не нуждается в легитимации со стороны философии. Каждая дисциплина разрабатывает собственные эпистемологические критерии и протоколы в зависимости от собственных исследований. Конечно, если философия может разворачивать критику этих протоколов, и, поступая так, оказывает услугу, другие дисциплины не нуждаются в философской эпистемологической активности. Действительно, философские эпистемологии часто являются препятствием для исследований в иных дисциплинах, поскольку философ редко сознаёт специфичность проблем и методологий, актуальных и применяемых в этих дисциплинах и потому подходит к ним с весьма искаженным пониманием структуры знания, присущего этим наукам.

29. Всё существующее есть результат возникновения или развития.

30. Религии являются не верованиями, а политическими институциями, которые различными способами влияют на власть и организуют людей во всём мире. Как следствие, дискуссии о религии в перспективе веры и является ли эта вера правильной, часто упускают тот факт, что религии есть социологические сущности.

31. Теология редко привносит что-то в наше понимание религии а часто замутняет взгляд представляя рационализированную версию распространенной веры и религии. Утверждения теологов редко отражают то, во что верят люди. Как следствие, о религии можно больше узнать от этнографов и социологов религии, чем от теолога, который обычно выступает «Государственным Мудрецом» (Делез) даже в своих наиболее прогрессивных аспектах.

32. Не существует религии, которая не обращается к сверхъестественному. Те теологи, которые пытаются убедить нас, что религия имеет дело только со смыслами и символами, сами не понимают о чем говорят.

33. Культура не является сферой вне природы, это структура внутри природы. Культураэто еще одна эко-система среди прочих.

34. Природа не находится в гармонии и к гармонии не стремится, хотя гармоничные состояния иногда возникают на короткий период времени.

36. Мир пронизан антагонизмами и всегда будет так.

37. В эко-системах и сообществах отсутствует единственная причина для любого частного события, но скорее все события «сверхдетерминированы» или являются результатом множества причин.

38. Всё пребывает в состоянии непрерывного распада. По этой причине необходимы труд, энергия и действия, чтобы упорядоченное существование сохраняло устойчивость во времени.

39. Мироздание безразлично в отношении нас, наших страданий, того, как мы проживаем свои жизни, и продолжаем ли мы существовать. Тем не менее, мы не безразличны друг другу.

40. Если нашу планету однажды навестят пришельцы, то они не будут приятными и они не будут добрыми. «Звездные войны» не документальный фильм.

41. Молекулярная биология дискредитировала витализм во всех его вариантах.

8 комментариев:

  1. такое чувство что Брайант хочет вселить душу в мёртвого осла религии, столько воздал ему чести...

    ОтветитьУдалить
  2. что-то этот мертвый последнее время начинает активно лягаться :)

    ОтветитьУдалить
  3. Просто осаждаемый кремль хочет хоть какой то поддержки у населения, по этому инвестирует в церковь эфирное время. Ситуация схожа с той, когда Microsoft купила Skype со всей пользовательской базой )

    Разъяснительная работа на каком то уровне должна проводиться, но не будем забывать о том что лучшее лекарство от религии это не атеизм, а забвение.

    вот неплохой обзор происходящего
    http://nnm.ru/blogs/dia_vol/pravoslavie-modernizaciya-administraciya/

    ОтветитьУдалить
  4. согласен в отношении атеизма, но при откровенно редукцинистской стилистике трудно не сбиться в эту сторону

    ОтветитьУдалить
  5. Односторонний, рассудочный подход с первого положения отрицающий сам себя как несущественный и случайный. Когда говорят, что все случайно, хаоточно, несущественно, то это относится и к произнесенному. При этом, можно сказать, случайное, хаотичное, несущественное - несущественно, а существенно только закономерномерное. Сами слова, речевые фразы есть проявление закономерного - логики. Словесные категории хоть и являют себя в мире явлений, но материей не являются. Словесную категорию можно написать, думать, при этом может происходить множество материальных физических процессов, но сам смысл нематериален. Логика как смысл, вне пространства и времени. И если у нас нет ничего кроме этого мира, то у нас нет ничего. Только имея нематериальные вещи мы можем что то различить а значит увидеть.

    ОтветитьУдалить
  6. Считать присутствие Наблюдателя во Вселенной случайностью малопродуктивно даже если предать забвению религию.

    ОтветитьУдалить
  7. уау! вот это философия 21 первого века! мамкины атеисты уже получают учёные степени в америке, и не стесняются транслировать в милионный раз свой микроцефальный прыщавый бунт против папки

    ОтветитьУдалить
  8. "Звёздный путь" а не войны, по-моему.

    ОтветитьУдалить