вторник, 25 июня 2013 г.

Бадью и Жижек: теология материализма


Если отвлечься от многочисленных различий в философии Алена Бадью и Славоя Жижека, то один из их наиболее интригующих разделяемых обоими тезисов состоит в том, что хотя мы живем в мире, где траектория нашего существования фундаментально определяется нашей биологической конституцией и социальной включенностью, тем не менее иногда нам даётся шанс совершения действия подлинной свободы; действия, перефразируя Бадью, в котором мы можем превзойти самих себя. Кроме того – и с этим соглашаются и Жижек и Бадью - экстраординарный шанс такого действия может возникать не в виде чьего-то дара, а именно и исключительно по причине, которая буквальным образом ни на чем не основывается.



Согласие исчезает, когда встаёт вопрос - чем же в действительности является это ничто, поскольку, как известно философам начиная по меньшей мере с Гегеля, ничто не является непременно не-существующим. … И поскольку этот шанс свободы возникает как следствие из ничто, - результат всегда не гарантирован, всегда непредсказуем, неисчислим, некодконтролен. Вот почему, попадая в царство свободы, мы никогда не уверены в успехе.  Скорее, на пути к свободе всегда сохраняется неуверенность. Или, перефразируя последние строки из «Безымянного» Самуэля Беккета: На фоне «безмолвия» этого ничто, фундирующего свободу, «которая вам неведома», вы должны будете решить: продолжить действие или нет?
Эта непредвиденность - следующая из того факта, что конце цепочки причин  ничто, ничто за вычетом пустоты - фундирует наш мир, делая его миром, в котором мы не просто существуем, но иногда нам открывается благодать шанса свободы; благоволение, которое, согласно Бадью и Жижеку, прекрасно характеризует материалистическую философию. Однако, эта благодать не есть разновидность чудодейственного воздаяния. Благодать материализма не предлагает немедленного спасения; её «чудо» заключается «просто» в открытии возможности, сохраняя при этом полную ответственность и тяжкий труд осуществления, всегда предстоящий заново; т.е. эта возможность полностью зависит от нас самих. Таким образом, ставка Бадью и Жижека раскрывается в утверждении, что подлинный материализм должен парадоксальным образом включать элемент благодати, он должен предоставить шанс, где может произойти нечто, посредством чего мы способны нарушить движение этого мира: случайная встреча любви, политическая революция, научное открытие или художественное творение (заимствуя словарь Бадью).
Одновременно они настаивают, что такая инстанция благодати может быть верно концептуализирована только в понятиях материализма, т.е. как инстанция чистой неустранимой случайности, отделенной от любой идеи установления трансцендентной Потусторонности. Соответственно должно прочитываться заглавие настоящей работы Благодать материализма: в своём двойном смысле, обращаясь одновременно к материалистическому элементу шанса, подразумеваемому в теологическом представлении о благодати, и к теологическому моменту благодати, который открывается нам в непредвиденном мире материализма. Ставка на милостивый материализм, в котором «случаются чудеса», может показаться удивительной, имея в виду хорошо известный «воинствующий» атеизм Бадью и Жижека. Однако, и это конечно еще удивительней, они оба полагают, что такая ставка может обнаружить важный источник вдохновения в самом сердце Христианской теологии, или - как в более сдержанном варианте у Бадью - на полях посланий апостола Павла. Как нам следует понимать эту идею?

Комментариев нет:

Отправить комментарий