суббота, 1 июня 2013 г.

Луис Суарес-Вилла: Технокапитализм, мрачный сценарий будущего

Дистопия сегодня
Сегодня новые корпорации и отрасли, связанные с техно-капитализмом формируют наш взгляд на человеческое существование, жизнь и природу, и последовательно утверждают новую реальность.


Я пытаюсь набросать картину бесконечного кошмара неолибералистского завтра, дистопическое видение машины управления этого корпоратистского социо-культурного комплекса, разгоняемого до максимальных скоростей, открытой структуры для незавершенной истории будущего. Когда я размышляю над множеством текущих сюжетов моей дистопической трилогии, то прохожу сквозь уровни этого сценария миросозидания, готовдю холст и экстраполирую, основываясь на некоторых известных данностях нашего сегодняшнего общества и технологий.

Когда нехватка еды станет все более и более заметной в перспективе предстоящих лет, и когда в результате здоровье, питание и глобальное производство еды приобретут зловещий приоритет в социо-культурном спектре проблем, мы начнем замечать слияние технологий и капитала в таких формах, которые могут оказаться необратимыми. Применение  био-сконструированных семян может закрепить аномалии, которые в краткосрочной перспективе преодолеют продовольственный кризис, но приведут к непредсказуемым переменам в генетическом наследии жизни на Земле, которую мы знали.

Овладев перспективами био-инжиниринга и синтетических форм жизни корпоративные особи (corporate entities) трансформируют неорганическую материю в живые организмы, постоянно патентуя их как частную собственность с маркетинговыми свойствами для каких-то будущих экономических систем. Эта деятельность корпоративных особей по видимому приведет к созданию мириадов живых организмов от вирусов, способных вызывать болезни, до микробов для производства топлива, до человеческих органов для трансплантации, до новых животных видов а, возможно, и гомоноидов, - и всё это будет произведено как корпоративная собственность. Новая индустрия и огромный новый рынок распахнутся для синтетической жизни, потрясая все аспекты человеческого существования и природы.

В техно-корпоративных Городах-Государствах этого будущего корпоративные особи будут нанимать или конструировать работников по лекалам формы и функции, создавая желаемые свойства посредством генетического дизайна или арендуя клонов в системах хранения. Поскольку эти корпоративные особи будут владеть «чертежами» таких клонированных существ, что уже широко практикуется на многочисленных животных и растительных образцах в стремлении извлечения прибыли, это не приведет к конфликтам этического или социо-культурного рода.  Эти существа станут частной собственностью корпораций и могут использоваться как и любые прочие органические или неорганические предметы потребления. Сконструированные младенцы будут рождаться и расти будучи скрыты в корпоративных анклавах от семейной культуры двадцатого века и т.д. Они будут трудиться в загонах будущего как беспилотники (drones), поставленные в рамки предельной системы эффективности и рациональности. Некоторые будут действовать в качестве бюрократов, другие – инженеров, а прочие – в любой из основных гильдий в соответствии со сциентистским натурализмом, основанном на мягкой версии Теории-Всего.

Знание станет всеобщим и распределенным в виде технологий, внушаемых всему населению этих корпоративных анклавов. Нанотехнологии в сочетании с достижениями в компьютерах, телекоммуникациях, интеллектуальном программном обеспечении и био-миметике преобразуют большинство этих анклавов в полностью надзираемые сообщества, где почти вся персональная активность контролируется и архивируется в корпоративных базах данных. Конец приватности, сопровождаемый усилением социального, политического и экономического управления, позволит этим могущественным корпоративным особям играть фундаментальную роль поставщиков технологий, агентов по надзору, и инспекторов общественного управления в своих сферах влияния.

Эмпиризм (Experimentalism) будет представлять этос этого нового технокапитализмма. Эмпиризм будет в сердцевине технокорпоративных государств  – эмпиризм во имя прибыли и власти и превыше всего прочего.  Чтобы обеспечить верные шансы на успех, ничто не должно сдерживать эмпиризм. Он захватывает всё и вся, в чем корпоративная стратегия обнаружит свой интерес – человеческое существование, жизнь, природу, планету и даже космос – если только они окажутся полезными для корпоративной власти. Корпоративные анклавы не будут более регулироваться гуманистическим кредо или этикой, а станут основываться исключительно на новом «прометействе», всепоглощающем и тотальном. Исследование приводится в действие прибылью, а не обезличенным знанием ради себя самого.  Чистая прибыль будет править всеми формами эмпиризма.  Мир как эстетическая игровая площадка, лаборатория желания: глобальное общество, всё человечество, жизнь и природа станут подопытными животными в этой экспериментальной лаборатории будущей технокапиталистической корпоративной машины.

Технокорпоративное государство живет и умирает согласно исследованию и на основе результатов исследования, систематизация является фундаментальной необходимостью. Корпоративное управление и планирование активно и стратегически запускают программы исследований в стремлении управлять и манипулировать процессом и целями исследовательских программ, как и их результатами, которые могут использоваться для извлечения прибыли. Однако, институции воплощающие этот эмпирический этос будут не только глубоко укоренены в технологическом исследовании, но они также должны задействовать живое «неосязаемое» творчество, качественный характер которого делает невозможным его программирование. Именно этот фактор «неосязаемости» создаст или разрушит  Город-Государство и его технокорпоративные планы. Без инновации и креативности эти новые технокорпоративные государства умрут, поэтому они зависят от момента  перезапуска потребности изначального творения, заинтересованы в людях, имеющих творческий потенциал, и которые в отличие от их клонированных «беспилотников» в состоянии действительно думать сами.

Это означает что креативность не сможет порождаться или воспроизводиться технокорпоративной властью внутри себя через управление в своих анклавах. «Социально опосредованная природа творчества выдвигает главные дилеммы для технокапиталистической корпоративной власти, в основном вследствие её ограниченной власти над наиболее витальным ресурсом и из-за необходимости влиять на внешние социальные силы, которые и воспроизводят креативность».
Мы увидим новые асимметричные формы войны, поскольку эти совершенно различные Города-Государства будут соперничать за оставшиеся ресурсы планеты. Новые средства войны задействуют генную инженерию, биоинженерию искусственных форм, нанотехнологии, био-миметику, интеллектуальное программное обеспечение и достижения в компьютерах и коммуникации для создания различных машин войны, живых боевых роботов, кибер-оружия и, вполне возможно, генетически запрограммированных солдат-гуманоидов, которые смогут более эффективно убивать и потеря которых приемлема.

Благодаря легализации секретных техник (hijutsu) корпоративные особи к середине 21 века будут управлять судебными системами посредством Совета «Беспилотников» (Council Drones), будет одержана победа в сфере прав интеллектуальной собственности, где возникнет правовая система, охватывающая всякую творческую активность в корпоративных сферах. Всеохватывающий характер техно-капитализма и его корпоративной машинерии распространит эти патологии на весь мир, устанавливая новую реальность,  которая затронет сущностные стороны социального существования - как осуществляется управление нами, как мы понимаем социальную справедливость и как следует обращаться с жизнью и природой.

Однако, за пределами закрытой структуры этих технокорпоративных анклавов лежит мир старого человечества, всё еще энергично цепляющийся за существование, выживающий, бедствующий в гетто, трущобах и палаточных городах за периметром закрытого рая для элиты. Как дела у этих людей старой цивилизации? Как они выживают? Что они думают? На что они надеются? Чтобы понять это, достаточно отправиться в греховный мир Neza-Chalco-Itza (Mexico City), Orangi Town (Karachi), Dharavi(Mumbai), Khayelitsha (Cape Town), Kibera (Nairobi) а также в Боготу, Багдад, Венесуэлу, Гану. Можно провести годы в этих территориях, навещая людей и общаясь с теми кто здесь живет. Сегодня в мире 200,000 таких сообществ (в соответствии с Специальным отчетом ООН о Жилищных условиях), большинство из них в городах и вокруг них и число их растет экспоненциально. Будет только хуже. Это выброшенные люди, люди забытой человечности. Мы также станем частью этого в будущем, которое к нам приближается с нарастающей тревожностью. Вы готовы? Как людям одолеть это бедствие при полном безразличии? Как они смогут восстановить отношения друг с другом и сформировать новые мощные силы, чтобы противостоять машине мира технокорпоративных анклавов? Как расти детям в таком мире? Что сделает их счастливыми?  От чего они печальны? И, самое главное, что позволяет им смеяться или плакать, быть людьми? И каковы будут векторы «смысла» в столь бессмысленном мире?

Комментариев нет:

Отправить комментарий